ТАКСИ

Голубой огонек вдруг сменяется красным
И летит в никуда моя горечь и боль.
Голубой огонек – это маленький праздник,
И надежда, что снова мы будем с тобой.

Ты тревожно захлопнула дверцу
Ледяного, как сердце, такси.
Будет долго потом будоражить мне сердце,
То, чего я себе не сумею простить.

Я тебя провожал с хрупкой верою в чудо.
Когда грела мне руку, твои варежки — шерсть…
Мы судимы  людьми. Но мы тоже ведь люди
И есть право у нас быть, такими как есть.

Уезжаю и я.  И себя  провожаю.
И дарю пьяной вьюге запорошенный взгляд.
Я конечно молчу, ты все сердцем узнаешь
И не важно, что люди о нас говорят.

ПОЭЗИЯ

Живет она
борьбой за красоту,
а красота сегодня
разномастна…
В ней, как в матрешке,-
маски, маски, маски…
-Вам эту предложить?
А может,  ту?
И выдают.
Конечно, напрокат
кому – Святого,
а кому – Иуды…
Какой же смысл
надеяться на чудо
и шельмовать
словами всех подряд?
Но слово,
как несломленный боец,
сгорая даже,
рвется в бой бумажный,
ведь для него,
разящего,
так важно
хоть пеплом
достучаться до сердец!
Заставить их
взволнованно стучать,
на боль и на обиду
чутко вздрогнуть.
Столкнувшись с Красотой,
как после грома,
ослепнуь
от пленящего
луча.

И осознать:
опять, увы, ничья…

CТРАСТИ

Есть Logos, есть желание, есть страсть…
Соединить их редко получается –
То чувство, то желанье «отлучается»,
Оставив горечь… Как в тоску не впасть?

Спасенье есть от горечи с тоской:
Пришло ко мне сей истины признание,
Когда шептал горячие признания
Любимой этой ночью колдовской.

В любви своё спасение ищи
От горечи, тоски, и от неверия,
От безысходности и недоверия
Любовь тебя надёжно защитит.

С Рождеством Христовым!

Пусть этот волшебный праздник наполнит вашу жизнь светом,

теплом, радостью и благополучием.

Желаю вам мира, добра, любви,семейного уюта.

Пусть ангел-хранитель оберегает вас от всех бед и невзгод!

ПОСВЯЩЕНИЕ  Моей доброй, дорогой маме, Деркач Марии Степановне

Мы все в гостях на этом белом свете, —
мне говорила мама много раз.
Чтобы твой путь всегда был в жизни светел,
учись не прятать от неправды глаз.

И не ищи от трудностей покоя,
умей вступить порой в неравный бой,
ведь быть, сынок, всегда самим собою,
ох, не дается так – само собой…
— Придет пора: уйду я в мир иной,
и для меня земля утратит краски.
Я стану очень маленькой звездой
светить тебе, дарить тепло и ласку…

Немало утекло воды с тех пор.
Все чаще я заглядываюсь в небо,
веду с ее звездою разговор
о жизни, о стране, о трудном хлебе…
……………….

Пусть мамина звезда подольше светит
среди иных святых небесных тел…

Мы все в гостях на этом белом свете,
не потому ль что много неотложных дел?

2004

 

ПЕРВЫЙ СНЕГ

Бесшумно падал первый снег.
Мы, удивленные, молчали.
В невозмутимой тишине
Снежинки радуясь, играли.

Мечты – о радужной весне,
О соловьях в начале мая…
Был щедрый тот наш первый снег –
Он на твоих ресницах таял.

В глазах взаимность я прочел.
Солоноватый снег, иль слезы?
Но мы не ведали еще,
Что ждут нас вьюги и морозы.

2008

Попали…

Все в охапку – платочки, кепочки.
Ресторан – самый высший класс…
-Поживей заходите, девочки,
заждались здесь сегодня Вас!

Ни к чему здесь «телячьи нежности».
Здесь хлопки за чужие стихи.
все «невесты» — не первой свежести,
и поношенные «женихи».

И качает кабак компанию
И от дури, от вина…
ненароком сюда попали мы,
но и наша есть в том вина,

что себе говорили мы: «Мальчики,
разомнемся, начнем по «сто»!
…Греют пальцы чужие пальчики,
ноги крутят шальной чарльстон…

как с подругою неразлучною
громко что-то мычит сосед…
все здесь – смелые, не подкаблучные,
и свободные тоже все.

Хоть случайно сюда попали мы,-
все здесь эдак и все здесь так…
И, как волны, качает компанию
первоклассный ночной кабак.

Позже, в плечи воткнувши головы,
разбредемся мы по домам,
не заметив, что души – голые,
как голодной зимой закрома.

2007

С Новым Годом и Рождеством Христовым!

 

Я придумал тебя

Я придумал тебя,

как стихи,

что готовы стать песней,

Как ромашки глазастой

откровенно

заманчивый взгляд…

А еще для того,

чтобы все-таки

были мы вместе,

я поставил тебя

в поэтический

избранный ряд.

В моем томике – Ты.

Очень рядом –

певучий Есенин,

и хранит Евтушенко

стихи

что не врут.

И бунтарь Маяковский,

что просить

не умеет прощенья,

И Высоцкий молчит,

когда птицы

о счастье поют.

Я придумал тебя,

как любую

извилинку тела,

что готова на чудо

без оков, без границ

и грехов…

Я прошу:  не молчи,

неповторная

Галатея!

Лучше всем расскажи,

как ваял я тебя.

Из написанных

сердцем стихов.

Я придумал тебя

потому,

что не мог не придумать.

ПАМЯТИ БРАТА ВАСИЛИЯ ДЕРКАЧА

Я был научен братом звезды слышать,

Сквозь ливень представлять девятый вал…

…Братишка, ты не умер. Просто вышел,

Забыв сказать, чтоб я тебя не ждал.

 

А я кричу, как это было в детстве:

«Не прячься! Все равно тебя найду!..»

О, Господи! Как холодно на сердце,

Как будто я стою на хрупком льду.

 

Дождь барабанной дробью бьет по крыше.

Я до сих пор в горячечном бреду…

…Братишка, ты не умер. Просто вышел,

Чтобы от дома отвести беду.

 

И я кричу, как это было в детстве:

« — Не прячься! Все равно тебя найду…»

И снова боль мое пронзает сердце,

Как будто я по лезвию иду.

 

Когда гроза с небес грозится градом,

Не просто от него придумать щит…

Мне кажется, братишка, что ты рядом

И как всегда, задумчиво молчишь.

 

А жизнь и смерть всю жизнь играют в прятки,

И больно рвут связующую нить…

Братишка, ты не умер. Все в порядке –

Ты в моем сердце продолжаешь жить.

У ПРИЧАЛА

Обещать –

ничего не буду.

Обнимать –

просто так –

не стану.

Буду помнить

спелые губы

и глаза твои

цвета стали.

А еще,

как они темнели,

и как в них

отражались звезды…

Даже море

тогда мелело,

ведь любить

никогда

не поздно!

Ночное небо

Смотрю на хмурый небосвод

Туда, где прячется заря.

Туда, где много так «нельзя»,

Но чаще все наоборот.

 

Нельзя заполнить пустотой

Сосуд, коль в нем живет душа

И потому легко дышать…

 

Ночное небо. Там друзья.

Там – Мама. Там – святой порог…

И мне подмигивает Бог.

Поэты

Поэты пьют до первой

честной строчки,

которая взорвет любую душу…

Поэты врут

когда стране пророчат,

что завтра ей

намного станет лучше.

 

 

Поэты пьют

до самой смелой строчки,

А дальше мысль –

по замкнутому кругу…

Мы все в одной

зловещей оболочке

Но друг всегда

протянет руку другу.

ПОЭЗИЯ

Поэзия – музыка,

 

что без слов

в плен берет

и сердца и души.

Поэзия – утренний

сладкий сон,

который грешно нарушить.

Поэзия – тот ключевой ручей,

что утоляет жажду.

Она спасает, если ты ничей,

и в строчках о том расскажет…

 

Поэзия лечит,

как лучший врач,

как маг,

что был послан Богом.

Она заглушит

душевный плач,

она укажет дорогу

в царство, где нет

ни рабов, ни корон,

но есть ключ

от заветной дверцы…

Поэзия – это стон

раненого сердца.

И я верю, навек сохраню

Никогда не сыграть мне ту роль,

что написана не для меня…

Листья бронзой церковной звенят,

сообщая от счастья пароль.

 

Повторяя заветных пять букв,

незнакомые звуки ловлю…

И я верю, навек сохраню

теплоту твоих преданных рук.

 

Ветер счастья стучится в окно,

я, конечно, окно отворю…

И толстеет от строчек блокнот

разбухая от слова ЛЮБЛЮ.

Должники

Мы все должны

кому-то и за что-то,

Земля – дождю за хлеб,

что в закромах…

А самолет,

что не сорвался в штопор,

подставленным

упругим облакам.

Твоей любви,

не пролетевшей мимо,

Улыбке матери

и мудрости отца.

И первой строчке,

что неповторима,

и пуле, что отлита

без свинца.

Все – должники.

И все же нету лишних, —

ни среди нищих,

ни среди элит…

Мы Богу задолжали

своей жизнью.

Но есть надежда:

Он нам долг простит.

Вот и всё…

Вот и всё.

Сожжены мосты.

Я – не я.

Ну а ты – не ты.

Двух сердец

Надрывный облом,

Как средь ясного неба гром.

Но сегодня я не о том…

Я сегодня меняю тон…

Смоют ливневые дожди

Все остатки коварной лжи…

Впереди крутой поворот,

Но куда он меня приведёт?

…Будет женщина тоже ничья,

Будут строчки,

Что только горчат,

Как и я, что стою на краю

Между страшным: «люблю – не люблю…»

Будет женщина

Новый дом…

Ничего, что всё это потом…

И вползёт в окошко луна,

Подсмотреть как ночует она

На моей разомлевшей руке,

Но зато щекою к щеке.

Новогоднее

Небо звездною

россыпью светится.

Вся земля превратилась

в слух…

Отпустила Большая

Медведица

Медвежат в новогодний

круг.

Отпустила…

И все тревожится:

Новый год,

каким будет он?

В каждом доме пусть

счастье множится!

Мир поселится в каждый дом!

БОЛЬ

…И снова злая изморозь на сердце

Что обжигает хуже всякой боли, —

Как будто кто-то в кровь добавил перца

И жаждет снова подперченной крови.

Креплюсь, конечно. Здесь глупы советы.

На сердце просто новая заплатка.

Мы повзрослели. Но мы тоже дети

И хочется, но я не стану плакать.

Ave жизнь!

За это утро благодарна я, Господь.
За то, что солнышко в окошко мне светило,
Тепло лучей дарило щедро мне Светило,
За это утро, благодарна я, Господь.

Благодарю тебя, Господь, за этот день,
Еще с утра мне сердце встречу предвещало,
И не ошиблось. Сердце — сердце повстречало,
Благодарю тебя, Господь, за этот день.

За этот вечер, благодарна я, Господь
Всех предыдущих вечеров он был чудесней.
В душе моей он поселился главной песней
За этот вечер, благодарна я, Господь.

Благодарю тебя, Господь, за эту ночь,
И хоть глаза свои той ночью не сомкнула,
Под утро я в его объятиях уснула,
Благодарю тебя, Господь, за эту ночь.

Благодарю тебя, Господь, за эту жизнь,
Она была порою сложной до предела.
Но все же подарила мне, что я хотела,
Благодарю тебя, Господь, за эту жизнь.

 

 

Мне бы только спокойного неба

Откажусь
и от зрелищ, и хлеба,
от своей
невиновной вины…
Мне бы только
спокойного неба
без страданий
и без войны.

Бог услышит
людей молитвы,
и, конечно,
он сделает так,
чтоб с врагами
мы были квиты,
и всегда
побеждали страх.

Взойдет много
и песен, и хлеба.
И нейтральной
не будет межи…
А церквушка
как белая лебедь,
призывает
к спасенью души.

Беглянка

Ты себя у меня украла
и сбежала легко и смело.
Для тебя меня стало мало:
был я песней, но без припева.

А тебе захотелось выси,
а еще глубины безмерной…
И мои спотыкались мысли
о твою неземную веру.

Стал далек от меня твой берег-
неприступным, чужим, скалистым…
И шалить чаще стали нервы,
когда падали ржавые листья.

Заметелит судьба, завьюжит, —
ты вернешься к открытым ставням,
понимая, не будет хуже,
но и лучше, увы, не станет.

Вспомнишь с грустью шальное лето,
что бездарно и зря пропела…
Если в доме не будет света,
значит, сердце перегорело.

Море счастья

Нас море встречало лазурным рассветом,
Огнем зажигая мечты.
И песню решил написать я об этом,
Костре неземной красоты.
Как солнце купало в лучах пред рассветным
Деревья, дома и цветы.
И счастливым я был от того, что тем летом
Со мной познакомилась ты.

Припев:
Словно ангел ты ступила
на крылатою волну.
Тебя небо подарило
словно раннюю звезду.
Твои руки, нежным шелком
прикасаются маня.
Знаю в этом безрассудно
но влюбился я в тебя.

Бываешь ты очень похожа на море,
как море тиха и нежна.
С тобой разделю я и радость, и горе,
ты очень мне в жизни нужна.
Пусть солнце купает в лучах пред рассветных,
Деревья, дома и цветы.
Я счастлив вполне от того, что на свете
сегодня со мной рядом ты.

Припев…

Несчастье как дымка, растаяли вскоре
пора возвращаться домой.
Прощай моя радость, прощай мое море,
Но как мне расстаться с тобой.
Как солнце купало в лучах пред рассветных
Деревья, дома и цветы.
Благодарен судьбе я, за то, что тем летом
со мной познакомилась ты.

      Море счастья - Михаил Деркач

Любовный треугольник

Отодвинув в сторону стихи, —
что-то заскучал по геометрии:
нет в ней бурь, сомнительных стихий,
а маршрут всегда отмечен метками.

Я беру три метки наугад
и соединяю их прямыми.
Результату рад я и не рад:
все фигуры разные, резные.

Как ни странно, я запомнил две —
треугольник, видимо, любовный.
И второй — как парус на волне,
не заангажированный, вольный.

В первом треугольнике царит
женщина.  Она — гипотенуза,
заключают катеты пари —
кто из них обуза, а кто — Муза.

Во втором — упругий ветер бьет
парус до обиды одинокий…
А душа отчаянно зовет, —
в царство, где по мне скучают строки.

Поэзия

Живет она борьбой за красоту,
а красота сегодня разномастна…
В ней, как в матрешке, — маски, маски, маски…
— Вам эту предложить? А может ту?

И выдают. Конечно, напрокат
кому – Святого, а кому – Иуды…
Какой же смысл надеяться на чудо
и шельмовать словами всех подряд?

Но слово, как несломленный боец,
сгорая даже, рвется в бой бумажный.
Ведь для него, разящего, так важно
Хоть пеплом достучаться до сердец!

Заставить их взволнованно стучать
на боль и на обиду чутко вздрогнуть.
Столкнувшись с Красотой, как после грома,
ослепнуть от пленящего луча.

И осознать: увы, опять ничья…

 

Всемирному Дню писателя посвящается

 

В начале марта литературное сообщество отмечает Всемирный день писателя. Праздник учрежден Международным ПЕН-клубом в 1986 году. Глобальная цель организаторов — содействие писателям в их творчестве, продвижение их литературных трудов, а также охрана свободы слова и самовыражения.

«Литература и писательство меняют жизнь» — считают в международном ПЕН-клубе. Сложно переоценить влияние, которое оказывают «люди слова» (так международный ПЕН называет журналистов, поэтов, прозаиков, эссеистов) на умы миллионов читателей.
Наша литература, которой с трудом насчитывается два с половиной столетия, мощно обогатила мировую сокровищницу изящной словесности, явив миру Ломоносова, Пушкина, Достоевского, Тургенева, Набокова, Есенина,  Бродского, Бондарева, Вознесенского, Солженицына и т.д.
Поздравляем вас, коллеги и наши читатели! Всем мира и творческого вдохновения!

Ко дню мужчин…

23 февраля — особый праздник. День мужчин. Даже если абстрагироваться от всех исторических, военных и милитаристских особенностей этой даты, все равно выходит — день мужчин. Как предпосылка к 8-му марта, как предтеча весны. Ну если еще не календарной, то уж сердечной, эмоциональной – точно. Потому что уже чувствуется пробуждение природы и хочется любви, страстей, головокружений от успехов, восхищенных взглядов…
23 февраля – это как новый год по Григорианскому календарю. А ровно через 15 дней вступает в силу Юлианский — и мы празднуем 8 марта. Эти две даты оказались не только продуктом 20-го века, но и нашей стороны земного шара – как любовь, как браки, которые совершаются на небесах, как исполнение мечты. Но ведь кто- то же развел по календарю эти праздники с точностью астрономической, исторической, духовной.
Все начинается с мужчин. От Адама. И если они и поют женщинам в опереттах, что без них жить нельзя на свете,- не верьте!  Это мы, женщины, не можем жить без них. Так уж устроен мир. Они – наша надежда и опора, вдохновители и победители, мужья, любовники, отцы.
23 февраля – это не только их, это еще и наш праздник. Давайте его отпразднуем вместе!

admin

Подробнее http://www.derkach.net/?cat=4

По образу жизни я — поэт, хотя окончил Харьковский инженерно-строительный институт и получил специальность инженера-строителя. Я — кандидат технических наук, доцент. Имею научные труды.  Авторские сборники лирики: «Я звёзды дарю тебе», «Любовь… Я…  Ты… Мы…» (2004г.), «Восьмая нота» (2006г.), «Пятое время года», «Моя планета» (2007 г.), «Сломанная стрела» (2008 г.), «Жили-были» (сказки), «Я болен любовью» (2009г.), «Сентябри», «Межсезонье» (2010 г.), «Два солнца» (2011 г.), «Тебе любимая» (2012 г.).

Выпущено 14 CD дисков авторских песен: «Мелодии дождя» (2004г.), «Мишель» (2005г.), «Восьмая нота», «Осенний блюз» (2006г.), «Откровение», «Избранное» (2007г.), «О любви», «Инструментал» (2008г.), «Любовь дарованная нам», «Я болен любовью» (2009г.), «Признание» (2010г.), «Сила притяжения», «В глазах твоих» (2011г.), «Согрей моё сердце» (2012г.), «В объятьях любви» (2012г.).

Мои стихи публиковались в газетах: «День литературы» (Москва), «Патриот» (Москва), «Дом Ростовых» (Москва), литературный альманах «Ковчег» (Житомир), «Жизнь» (Донецк), «Сельская жизнь» (Донецк), «Отражение» (Донецк), литературный альманах «Свой вариант» (Луганск) и в других периодических изданиях.

Член Международного союза писателей, шеф-редактор всеукраинской литературной газеты «Отражение» — органа Межрегионального союза писателей Украины.

Лауреат литературных премий МСПУ им. Михаила Матусовского (2006г.), В. Шутова (2007 г.), Международной литературной премии им. Тараса Шевченко (2009 г.), литературной премии МСПУ им. Татьяны Снежиной (2009 г.), Международной премии имени М. Шолохова (2017 г.).

Награжден почетным дипломом Международного Сообщества Писательских Союзов.

 

Месяц долькой лимонной улыбнулся мне ночью,

Да так кисло, что юный рассвет побледнел…

Просто в детстве глотнул я Есенина строчки,

И от них захмелев, протрезветь не сумел.

Источники информации в интернете, соцсетях:

Сайт поэзии: http://poezia.org/ru/personnels/70/

Ютюб-канал

Instagram: http://www.instagram.com/md.newpoetry/?hl=ru или хэштег #михаилдеркач

 

   

 

Сломанная стрела

Книга стихов и песен

Сломанная стрела — замечательный сборник стихов и песен поэта и композитора Михаила Деркача. Его произведения пронизаны эмоциональной глубиной, философским подходом к любви и дружбе, верности и чести. Он всегда — абсолютен в суждениях, чист и возвышен.
Может быть именно это, а ещё — глубина и совершенство его лирики отличают творчество Михаила Деркача от многих его коллег по поэтическому цеху.
Презентуем подборку его стихов и песен из сборника «Сломанная стрела»

Подробнее http://www.derkach.net/?cat=17

Межсезонье

Книга стихов и песен

Юлия Дубчак,
прозаик, член Исполкома МСПС,
лауреат международной литературной премии
им. «Молодой гвардии»

Что такое музыка?
Она занимает место между мыслью и явлением…
Она стоит между духом и материей…
Это дух, нуждающийся в размеренном времени…
Это материя, которая обходится без пространства…
Считал Генрих Гейне

Когда пишешь ноту, что-то непременно сдвигается во Вселенной.
Считал Скрябин

Мелодия звучит для тех, кто слышит…
И каждому она свое поет.
Пусть кто-то видит аиста над крышей,
А кто-то, словно кляксы, воронье…

Убежден Михаил Деркач. Строитель, поэт и композитор из Донбасса. И, что интересно, нот на его нотном стане всегда восемь:

Восьмая нота есть моя душа…

         Удивительно, как поэты и композиторы (да и все творческие натуры в целом), любят все усложнять: сдвигать Вселенную, срывать звезды, метаться между духом и материей… Суммируя всех «не от мира сего», остается вывести простую неоспоримую истину:
         Музыка – это язык, объединяющий нации, народы, страны, города, материки, континенты, а также все остальные пять тысяч существующих на планете говоров и наречий. Язык, который можно понять, но на котором нельзя научиться говорить – этим даром наделены лишь люди, помеченные Господом. Избранные. Ну и, наконец, музыка – это язык, способный безболезненной заменить те самые пять тысяч существующих на планете говоров и наречий…
Вот клавиша рояля – белый лебедь, —
нырнул в бездну черную, затем
аккорд родился. Долетел до неба,
а, может быть, чуть-чуть не долетел…
А музыка, бунтуя или каясь,
все ищет назначение свое…
         Это тоже Михаил Деркач. Строитель, поэт и композитор из Донбасса. Я не случайно акцентирую внимание на этих словах – именно их чаще всего слышит в свой адрес Михаил Васильевич. Но просится другая, более емкая, цельная и правильная характеристика. Человека, в котором дух многократно превосходит материю. А значит, растут этажи. А значит, родятся дети – строки, поэтические и музыкальные. Автор нежно холит, пестует, лелеет, вынашивает их, и после, когда они преодолевают период созревания, оттачивает, шлифует, дает дорогу в жизнь, либо, как это нередко случается с людьми увлеченными, отправляет в корзину. Но это уже особенности творческого процесса.
Если строить – то прочно.
Если петь – от души.
Вырастают построчно
Как стихи, этажи…
         Таково основное жизненное кредо Михаила Деркача. Человека рассудительного, размеренного, уравновешенного, наделенного природной мудростью, качеством редким, а потому – бесценным. Согласитесь, подобное описание едва ли сопоставимо с образом настоящего поэта (ну, по крайней мере такого, каким мы привыкли его представлять): нищего голодного художника с буквами вместо зрачков, дырявыми карманами, нервозностью и обостренно-болезненным чувством справедливости. С поэтами-песенниками дело обстоит куда сложнее. Люди они эпатажные, увлеченные собственной персоной, а потому взрывоопасные и обидчивые. Про исполнителей я вообще молчу. Таким образом, получается, что вся эта «братия» (в народе «люди искусства») из общей массы заметно выбивается, а потом, после долгих мытарств, откалывается в отдельный симбиотический организм, и, естественно, варится в собственном соку.
         Михаил Васильевич человек абсолютно полярный. Наверное, в силу воспитания и профессии, где он всегда в центре внимания, где он всегда делает добро и творит жизнь, ведь строить – все равно что открывать новую снежно-белую тетрадь, на которую каждый может нанести только свой, единственный и неповторимый, узор судьбы.
         А он строит. Строки, ноты, этажи. Правильно, взвешенно, продуманно. И они звучат, растут, живут, идут в народ, а их творец продолжает создавать…
         Без бравады скажу, что Михаил Деркач перевернул вверх дном все мое поэтическое мировосприятие. И, как ярая противница взвешенности и спокойствия в поэзии, я вдруг поняла: о самом наболевшем можно говорить тихо и вдумчиво, камерно, как бы пробираясь сквозь пелену мудрости, чувства и разума.
Только тот обретет, кто отчаянно ищет.
— Здесь Свободу дают?
Я за кем? Ах, простите, за вами?..
Время – самый богатый и преданный нищий.
Коль и выдаст взаймы,
все равно, как цыганка, обманет…

И еще о времени:
Иду навстречу властному огню.
Совсем не рано,
но еще не поздно.
Как ветку вишни,
небо наклоню,
чтоб ты с него
легко срывала звезды.
         Эта плавкое, переменчивое состояние перехода из сегодня в завтра занимает особенное место в творчестве Михаила Васильевича. Хорошее или плохое, тихое или штормящее, оно шагает с ним в ногу, параллельно, как бы не соприкасаясь с ним и не оказывая пагубное влияния – автор остается верен прежним, материнским принципам жизни. Но появляются символические слепки тех или иных временных отрезков, оставивших в душе неизгладимый след: воспоминания, приятные и не очень, друзья, настоящие и дутые, ценности, истинные и не показушные…
         Таким слепком времени можно назвать и новую книгу Михаила Деркача «Межсезонье». Своеобразную, емкую по содержанию, необычную, включившую в себя песни разных лет.
Планетой, как и словом, дорожу,
Ведь мир её не каждому понятен.
Я в этом мире дворником служу,
и вывожу плевки, стираю пятна.
         Как мне кажется, строки эти автобиографичны. Михаил Васильевич многое повидал в своей жизни: предательство друзей, обиду, человеческую боль… Такую, когда сердце готово вырваться через горло, а руки опускаются от беспомощности и глупых попыток что-то изменить. А он менял. Вместе с коллегами-строителями отстраивал разрушенный армянский город Спитак, оказавшийся для него своего рода «пробным камнем»:
С ним я строил вчера Спитак.
Примерзали волосы к бетонному полу.
Я, наверное, что-то сделал не так,
если близкий друг оказался подлым.

 Но снова кричат по-взрослому деты навзрыд,
и снова плачут армянские мамы, как дети…
Друг вчерашний сегодня мне говорит:
«Солнце всем одинаково светит».
         Рискуя собственной жизнью, был и в Чернобыле, где самоотверженно работал, работал, работал, словно расплачиваясь за чужие ошибки, понимая, что если кто-то разрушает, то кто-то должен строить:

Плачу за то, за что нельзя платить.
и что, как счастье, не купить по блату.
За дерзкое желание творить
Всевышнему моя земная плата.
        «Всевышнему моя земная плата» …Это, скорее всего, восхищенное подражание Маленькому Принцу, глубоко убежденному, что каждое утро, приведя себя в порядок, необходимо привести в порядок собственную планету? Расплата за чужие и собственные оплошности, за то самое «дерзкие желание творить», или забота о тех, кому сейчас хуже, чем нам? Наверное, и то, и другое, и третье плюс сумасшедшая увлеченность делом, которому посвящаешь жизнь, отдаешь себя без остатка, до капли, выжимаясь, как мокрая губка…

        Вот такой он, Михаил Деркач, собранный, самоотверженный, увлеченный и разноплановый, а еще современный. И немножко глянцевый. В хорошем смысле слова: цветной, как радуга. В его глянцевости нет той слащавой вычурности и пустоты, которой заполнены современные бульварные журналы-пустышки и исполнители-однодневки, ради успеха способные на низость, подлость и жестокость. Михаил Васильевич естественен так же, как естественно, понятно, а потому проникновенно-прекрасно его творчество.
         По натуре он немножко философ, большой лирик и меланхолик. Рядом с нежными мелодиями, где бьется горячее мужское сердце глубоко любящего человека (Не любовница, не жена, /ты тот самый счастливый случай, / когда чувствую: стану лучше, — / ты ведь мною заражена,) живут суровые гражданские стихи, наполненные болью и тоской за униженную, истоптанную, изувеченную разноцветными знаменами Отчизну (На волну набегает волна / доказать, что главнее она… / Ох, негоже с народом так. / недовольство нарывом зреет, / и повис оскорбленный флаг, / как обрывок веревки на шее…). А еще мучительно гнетущие душу блюзы… Почему мучительно гнетущие? Потому что блюз – это хандра. Это, как говорил великий Рей Чарлз, когда все плохо, когда ты пьешь сегодня и знаешь, что будешь пить завтра, и что ничего не изменится послезавтра…
И мороз на стекле нарисует
то ли трель соловья, то ли паруса вечный секрет.
Кто утратил любовь, тот отныне ничем не рискует:
у любви для людей дубля нет.
         Однако на смену хандре приходит просветление, наступает новый день, с новыми чаяниями и надеждами, и появляются новые стихи. Чистые и светлые, где автор продолжает отстаивать высокие жизненные принципы и стоять на позициях Веры, Надежды Любви, и верить в завтра, и молиться на сегодня, и помнить вчера, и утверждать:
Нет страны без песен и колосьев.
По-сыновьи голову склоню,
коль услышу в птичьем стоголосье
робкую мелодию свою.
         Пусть мелодия Михаила Деркача, не робкая, но смелая и отчаянная, продолжает плыть сквозь суровое море будней, набирать силу и скорость, и звучать, звучать, звучать, минуя бури, штормы и ураганы… Потому что после боли приходит исцеление, после обид наступает любовь, а ночь сменяется рассветом:
Так нелегко беду отбросить прочь,
как истину искать в безумном споре…
Но снова утро отпускает ночь,
меняя полусонные дозоры.

И мрачное легко сойдет на нет
(заслуга ночи, конечно, в этом).
Застенчиво-улыбчивый рассвет —
воистину восьмое чудо света…
         А рассвет ли? У каждого оно свое. И почему-то мне кажется, что чудо Михаила Деркача – это все-таки музыка. Прекрасная, дикая, необузданная, цветная мелодия души… И стихи – отпечатки сердца.
         Остается одно: пожелать автору вдохновения, а его читателям и почитателям новых и ярких впечатлений, которые дарят творчество нашего поэта и композитора из Донбасса.

Подробнее http://www.derkach.net/?cat=9

Литературно-художественное издание

Сказки

Подробнее http://www.derkach.net/?cat=11

Я болен любовью

Книга стихов

В свою очередную книгу, выпущенную в 2009 году, автор — заслуженный строитель Украины, ученый, композитор и исполнитель Михаил Деркач включил новые стихи о том, «что движет солнце и светила» — о любви.

От автора

Да будет вечным этот сладкий плен…

Юрий Васильевич Бондарев – классик русской и мировой литературы однажды сказал: «Когда я выхожу в зал и встречаюсь с аудиторией один на один, всегда волнуюсь. Хотя бы потому, что, глядя в глаза, даже мысль о неправде становится абсурдной.».
Вот и я сегодня скажу несколько слов о том самом волнении.
Клал первый кирпич в будущую стену – волновался. Защищал диплом строителя – волновался. Первый раз признался в любви – не без волнения. Впервые не сдержал слово, данное другу – треволнение. Мне кажется, что если волнение как таковое вдруг исчезнет из нашего восприятия, то сначала растворится, а потом и канет в Лету то, что держит всех нас на этой земле -Вера, Надежда, Любовь. Дай Бог, чтобы это никогда не случилось. А потому я говорю Вам сегодня: «Здравствуйте
Так, наверное, желают самого доброго и светлого близким, родным, друзьям. Так говорят и недругам с надеждой, что рано или поздно они пожмут протянутую им руку. Но сегодня у меня другая задача: я представляю на Ваш суд, дорогие читатели, свой новый сборник стихов. Честный, не единожды выстраданный, переболев сутью которого я стал понимать, что небо — это звездная благодать для невода, имя которому – Любовь. Что волна морская – это та сама судорога, которая будоражит нас, волнует и сводит с ума, а ночной звездопад – заурядное счастье, нарисованное мечтами наивного мальчика.
Я стал понимать, что не нужно искать счастье там, где его нет, — за чуждыми нам океанами, а оно, возможно, и, скорее всего, рядом – в соседнем доме, на привычной и запыленной троллейбусной остановке, в лице милой девушки, улыбнувшейся тебе однажды, но стой доверчивостью, что просто невозможно уснуть без улыбки…
Сегодня я представляю на Ваш суд свою душу.
Открытую и уже потому ранимую.
Волнуюсь?
— Не то слово.
Радуюсь?
— Не то слово.
Я просто хочу быть понятым. Помните, как в любимом многими кинофильме: «Счастье – это когда тебя понимают». В свое время Виктор Гюго сказал, что настоящее имя любви – плен. Я – за него. За тот сладкий плен, в котором хочу быть услышанным. И понятым.
Ваш Михаил Деркач

Подробнее http://www.derkach.net/?cat=12

Святая любовь

Книга стихов

В сборник «Sanctus amor» вошли избранные стихотворения разных лет из книг «Восьмая нота», «Я болен любовью», «Сломанная стрела», «Два солнца», «Межсезонье», а также совсем новые стихотворения. Вечные темы любви к Родине, Матери, Женщине нашли свое отражение в поэтическом сборнике.

Михаил Деркач — лауреат литературных премий имени М.Матусовского, В.Шутова, Т.Снежиной, Т.Шевченко.

Подробнее http://www.derkach.net/?cat=13

Слияние 

Книга прозы и стихов

В свой первый прозаический сборник донецкий поэт Михаил Деркач — член Международного сообщества писательских союзов под руководством Ю.В. Бондарева, лауреат литературных премий имени М.Матусовского, В. Шутова, Т. Снежиной, Т. Шевченко — включил произведения, написанные в разные годы творчества. Именно поэтому «Слияние» можно с уверенностью назвать зеркалом времени. Помимо тонких лирических новелл, в состав книги вошли и произведения, рассказывающие о Великой Отечественной войне, Чернобыльской трагедии, землетрясении в Армении и, конечно же, последние события, всколыхнувшие умы человечества.

Подробнее http://www.derkach.net/?cat=14