АЛЬПИНИСТЫ

Поёт гора, хитра гора,

Мягка снегов перина!

Нам в братья просятся

Ветра,

Как сёстры, ждут вершины!

Нам жизнь бы дали

Выбирать,

Была б она гористой,

С пелёнок бы вершины

Брать

Хотели альпинисты.

Бывает, пройден

Путь большой,

А к цели –

Метров триста,

И только песня за душой

У альпиниста.

Нам другом стать-

Не просто так,

К сердцам пути тернисты.

Нас проверяет высота.

Суровы альпинисты.

Совсем жизнь наша

Не проста,

От бурь и бед

Пятниста

Но совесть, словно снег,

Чиста

У альпиниста.

ДРУГУ

Если плохо, к тебе за спасеньем иду.

Если горе согнет мою спину,

мы по-братски разделим любую беду

и удачи – наполовину.

Знаю: было так. Знаю: так будет всегда,-

этой правде отцы нас учили:

за спиною – надежного друга спина.

Мы – друзья. Если проще – мужчины.

Завтра в сердце любого взорвется весна,

не останется капли кручины…

Есть четыре руки, как четыре весла.

Есть друзья. Если проще – мужчины.

Не дай Бог, между нами возникнет стена

без названия и без причины,

за спиною надежного друга – спина.

Мы – друзья. А точнее – мужчины.

НОЧЬ

Распахнула объятия ночь.

Город спит, стихли птичьи гнезда.

И луна как цыганская дочь

Словно карты разбросала звезды.

Будто с зеркалом море говорит

Отраженьем своим любуясь

И опять серебром горит

Море сказочное, все волнуясь.

Мне сегодня опять не до сна

Я люблю помечтать на просторе

Где горит серебром волна

И луна вновь целуется с морем.

Небо тихо роняет звезду.

Как девица ревнивые слезы

Я сейчас этот миг украду

Подарю тополям да березам.

Ай да ночь в унисон с темнотой

Опустилась ночная прохлада

Ночь чарует своей красотой

А душе ничего и не надо.

Навсегда…

Мы больны притяженьем друг к другу –

К нашим чувствам привыкли давно…

Неужели всю жизнь по кругу

Нам с тобой ходить суждено?

От любви никуда нам не деться –

Не уйти, не сбежать от любви…

Больше, чем в босоногое детство

Меня тянет в объятья твои.

Почему же друг к другу нас тянет

Так, что стынет в артериях кровь,

И цепляясь зубами, ногтями

Мы воюем за нашу любовь?

Мы деремся, как дикие звери,

И с пути не свернем никогда,

Потому что мы знаем и верим

В то, что наша любовь навсегда.

СПЕШИ ТВОРИТЬ ДОБРО

И будет дождь – он смоет все:

Ошибки, горести, изъяны…

Вода с собою унесет

Всю грязь в моря и океаны.

Душа очистится, и ты

Получишь новый к жизни стимул…

Сорвешь и бросишь все цветы

Под ноги женщине любимой,

Поможешь ближнему в беде –

Поступок добрый сердце лечит.

Заметишь вдруг: во всем, везде

Ты стал добрей и человечней…

Вода смывает грязь с души

Больной, заблудшей, агрессивной…

Творить добро всегда спеши –

Не только после вешних ливней.

 

Только для тебя

У каждого  свой рай, свое болото,

Свой  сущий ад, свой образ палача,

Свой храм, где объедает позолоту

Не  верящая в  Бога  саранча.

 

У каждого  своя  в оркестре  скрипка,

Свой миг победы, свой последний бой.

Но только для меня твоя улыбка.

И  только  для  тебя моя любовь.

ИСТИНА

Кому как в жизни повезет:

Что на роду написано,

Того никто не обойдет –

Вот вся простая истина.

Кому взлетая ввысь парить

Кому – лежать на дне,

Кому – по средней полосе

Намечен путь к судьбе.

На то – Всевышним решено

Кому и как за что дано.

ИДУ

Иду навстречу властному огню.
Совсем не рано,
но еще не поздно.
Как ветку вишни,
небо наклоню,
чтоб ты с него
легко срывала звезды.

Я – сильный
И мне это по плечу.
Способен я
на большее, пожалуй…
Да только очень многого хочу:
вписать твою звезду в свои Стожары.

СВЯТОЙ РОДНИК

 

Легенда есть:
в казачьем крае
слепой мальчишка бедовал.
И света белого не зная,
во сне увидел Божий храм.

А рядом с храмом тем – источник
с волшебною святой водой.
Малец услышал Голос ночью:
— Найди родник! Себя омой…

Мальчишка отыскал то место,
где пять деревьев в ряд стоят,
и стал с родителями вместе
родник живительный искать.

На три штыка лишь углубились –
источник выстрелил струей…
Как только той водой умылись, —
О Бог, прозрел малыш слепой!

С тех пор журчит, течет водица,
и радует всех христиан.
И оживляет души, лица
от хвори, наговоров, ран.

И как рассказывают люди,
он всех враждующих роднит.
Как долго это чудо будет –
сего не ведает родник.

Но утверждают старожилы:
бывали случаи когда
плохие люди приходили –
под землю пряталась вода.

Паломники идут к кринице
уже который год подряд…
И исцеляет их водица –
святая. Божья, говорят…

БОРЬБА ЗА КРАСОТУ

Живет она
борьбой за красоту,
а красота сегодня
разномастна…
В ней, как в матрешке,-
маски, маски, маски…
-Вам эту предложить?
А может,  ту?
И выдают.
Конечно, напрокат
кому – Святого,
а кому – Иуды…
Какой же смысл
надеяться на чудо
и шельмовать
словами всех подряд?
Но слово,
как несломленный боец,
сгорая даже,
рвется в бой бумажный,
ведь для него,
разящего,
так важно
хоть пеплом
достучаться до сердец!
Заставить их
взволнованно стучать,
на боль и на обиду
чутко вздрогнуть.
Столкнувшись с Красотой,
как после грома,
ослепнуь
от пленящего
луча.

И осознать:
опять, увы, ничья…

Я придумал тебя

Я придумал тебя,

как стихи,

что готовы стать песней,

Как ромашки глазастой

откровенно

заманчивый взгляд…

А еще для того,

чтобы все-таки

были мы вместе,

я поставил тебя

в поэтический

избранный ряд.

В моем томике – Ты.

Очень рядом –

певучий Есенин,

и хранит Евтушенко

стихи

что не врут.

И бунтарь Маяковский,

что просить

не умеет прощенья,

И Высоцкий молчит,

когда птицы

о счастье поют.

Я придумал тебя,

как любую

извилинку тела,

что готова на чудо

без оков, без границ

и грехов…

Я прошу:  не молчи,

неповторная

Галатея!

Лучше всем расскажи,

как ваял я тебя.

Из написанных

сердцем стихов.

 

Я придумал тебя

потому,

что не мог не придумать.

Ночное небо

Смотрю на хмурый небосвод

Туда, где прячется заря.

Туда, где много так «нельзя»,

Но чаще все наоборот.

 

Нельзя заполнить пустотой

Сосуд, коль в нем живет душа

И потому легко дышать…

 

Ночное небо. Там друзья.

Там – Мама. Там – святой порог…

И мне подмигивает Бог.

Должники

Мы все должны

кому-то и за что-то,

Земля – дождю за хлеб,

что в закромах…

А самолет,

что не сорвался в штопор,

подставленным

упругим облакам.

Твоей любви,

не пролетевшей мимо,

Улыбке матери

и мудрости отца.

И первой строчке,

что неповторима,

и пуле, что отлита

без свинца.

Все – должники.

И все же нету лишних, —

ни среди нищих,

ни среди элит…

Мы Богу задолжали

своей жизнью.

Но есть надежда:

Он нам долг простит.

Вот и всё…

Вот и всё.

Сожжены мосты.

Я – не я.

Ну а ты – не ты.

Двух сердец

Надрывный облом,

Как средь ясного неба гром.

Но сегодня я не о том…

Я сегодня меняю тон…

Смоют ливневые дожди

Все остатки коварной лжи…

Впереди крутой поворот,

Но куда он меня приведёт?

…Будет женщина тоже ничья,

Будут строчки,

Что только горчат,

Как и я, что стою на краю

Между страшным: «люблю – не люблю…»

Будет женщина

Новый дом…

Ничего, что всё это потом…

И вползёт в окошко луна,

Подсмотреть как ночует она

На моей разомлевшей руке,

Но зато щекою к щеке.

БОЛЬ

…И снова злая изморозь на сердце

Что обжигает хуже всякой боли, —

Как будто кто-то в кровь добавил перца

И жаждет снова подперченной крови.

 

Креплюсь, конечно. Здесь глупы советы.

На сердце просто новая заплатка.

Мы повзрослели. Но мы тоже дети

И хочется, но я не стану плакать.

Мисхора райский уголок

Здесь облака прозрачны, как хрусталь,
Здесь пляжи златом солнечным залиты:
Здесь в чудный плен берет морская даль,
Здесь воздух ароматами пропитан.

Волшебный мой и солнечный Мисхор,
Непризнанная ЮБК столица!
Здесь благодать светло снисходит с гор,
И от ее тепла добреют люди.

Здесь радостью становится печаль,
Здесь райский уголок от человека…
Мисхор всех привлекает, как Версаль,
И знаменит в народе, словно Мекка.

Хотите другу душу приоткрыть,
Очистить мысли, успокоить сердце? —
Мисхор вас ждет,
он всех готов лечить.
Он здесь, В КРЫМУ,
он никуда не делся.

Ave жизнь


За это утро благодарна я, Господь.
За то, что солнышко в окошко мне светило,
Тепло лучей дарило щедро мне Светило,
За это утро, благодарна я, Господь.

Благодарю тебя, Господь, за этот день,
Еще с утра мне сердце встречу предвещало,
И не ошиблось. Сердце — сердце повстречало,
Благодарю тебя, Господь, за этот день.

За этот вечер, благодарна я, Господь
Всех предыдущих вечеров он был чудесней.
В душе моей он поселился главной песней
За этот вечер, благодарна я, Господь.

Благодарю тебя, Господь, за эту ночь,
И хоть глаза свои той ночью не сомкнула,
Под утро я в его объятиях уснула,
Благодарю тебя, Господь, за эту ночь.

Благодарю тебя, Господь, за эту жизнь,
Она была порою сложной до предела.
Но все же подарила мне, что я хотела,
Благодарю тебя, Господь, за эту жизнь.

Мисхор


Я в чудном храме и слушаю сказочный хор.
Непредсказуемый, словно в апреле погода.
Не подчиняется визам, капризам и модам
Милый мне сердцу мой друг, мой спаситель, Мисхор.

Море бушует, но ты, как и я, ни при чем.
Очень похоже, что так пополняются силы.
Ночь напролет кипарисы у Бога просили
Я до сих пор, если честно, не понял о чем.

К синей воде мы с тобой обращались по отчеству:
«Ваше морское величество, ваше высочество».
Хочется, чтобы в Мисхоре сбывались пророчества,
Хочется, хочется, хочется, хочется…

Будем мы гладить загривки у мраморных львов
И удивляться опять Воронцовскому парку.
Со стороны скажут люди: «Красивая пара».
Мы опьянеем от этих волнующих слов.

Вновь до рассвета затянется наш разговор
И не беда, что опять позабудем приметы.
В море с тобой мы сегодня не бросим монеты.
Нас и без них от себя не отпустит Мисхор.

Осенний Крым

Благословенные места…
Люблю осенний Крым,
Бездонны неба высота,
И море, что под ним.

Здесь все без края и конца,
Здоровый ли, больной —
Вмиг грусть смывается с лица
Крутой морской волной.

Сорвет ли ветер желтый лист,
Погаснет ли свеча…
Осенних птиц призывный свист
Здесь слышен по ночам.

Эфиром воздух напоен,
Ласкает всех любя.
А я по-прежнему влюблен
Друг мой, в одну тебя.

Ночной Мисхор


Луна повисла над Мисхором —
Чист и прозрачен лик ее…
О , необъятные просторы,
О, море Черное мое.

Как на свидание с любимой —
С волненьем трепетным в душе.
Ты, море, мне необходимо —
Мне без тебя не жить уже.

Тебя я разбить не в силах —
Ты — светлый луч в моей судьбе.
Где б меня жизнь не носила —
Я каждый раз спешу к тебе.

Чтобы сердцем к земле притулиться

… УПАДУ
на ромашковый луг,
чтобы сердцем
к земле притулиться,
и запомнить
тепло твоих рук,
и забыть
посторонние лица.

ПОДСМОТРЕТЬ,
как выходит зоря
и несет нам
хорошие вести…

ОСОЗНАТЬ,
что рожает земля
вместе с хлебом
красивые песни.

Надежда, Вера и Любовь

Начну,
но не закончу повесть, —
в дорогу манят поезда.
НАДЕЖДА,
как ленивый поезд,
который снова опоздал.

Я затяну
потуже пояс
и стану ласковым, как шелк.
А ВЕРА,
словно скорый поезд,
который без меня ушел.

И вновь
не радостная новость, —
Терзаю пальцами билет, —
ЛЮБОВЬ , —
битком набитый поезд,
в котором мест свободных нет.

Разные мысли

Нина, Ирма, Марфа, Иоланда…
Список этот больно продолжать, —
это «женщины» злобной команды,
что людей умела убивать.
Из далекой и не очень дали
факты, словно древних письмена…
Почему тайфунам злым давали —
женские святые имена?

          ***

Я – твой катет.
И он – твой катет,
а между нами ты,
как актриса.
И кому-то любви не хватит,
если пауза
долго длится.
Пьеса чем длиннее,
тем страшнее…
И следит за нами
биссектриса,
что всегда двух катетов
умнее…

Рай и ад

Подсмотреть хоть одним бы глазком,
что у Бога в раю происходит.
На короткой ноге, с кем знаком,
и куда по ночам он уходит.
Что в раю благодать и уют,
поголовно счастливые лица,
что красивые псалмы поют…
Мне бы знать: в раю можно жениться?

А еще я хочу подсмотреть —
в выходные что делают черти.
Почему улыбается смерть,
когда круг осудительный чертит.
Обучает кто злу чертенят
и, конечно, проверить те слухи,
что отпетых посланников в ад
депутаты берут на поруки.

Интересно, зачем терпит Бог
кротость, честность:
в соседстве с бесстыдством
И какой гарантирован срок
за банальное любопытство.

Между Альфою и Омегою

Между Альфою и Омегою
ты и я. Каждый сам по себе.
Друг за дружкой давно не бегаем,
все отдали на откуп судьбе.

А она до того дотошная,
что вопросы ее горячи.
Она знает про наше прошлое,
а о будущем – промолчим.

Потому, что еще не знаем мы
обустроить как свой уют.
Не сумела любовь стать знаменем
под которым гимны поют.

И удача под зебру раскрашена,
спотыкается ее ритм…
А судьба продолжает допрашивать,
Может, хочет нас помирить?

Между Альфою и Омегою
вдох и выдох длиною в жизнь…
Видно, что-то не так мы сделали
от судьбы ведь не убежишь.

Замани меня

Замани меня
музыкой песни,
а словами ее – обмани.
Знаю я: мы не будем
петь вместе.
Все равно ты меня замани.

Просто я не хочу
притворяться,
но твой голос
мне душу взорвал.
И на миг померещилось
счастье,
что я так
безуспешно искал.

Замани меня
музыкой песни,
а словами ее – не губи,
чтобы смог я,
как феникс,
воскреснуть
для красивой
и светлой
любви.

Улица любви

На улице любви
по четной стороне
есть старый дом
былых воспоминаний.
Он помнит все:
и тень мою в окне,
и как ты торопилась
на свидание.
Как мимо пролетали поезда,
без должного внимания
полустанку…
Я дом найду,
хоть завяжи глаза,
но не сейчас.
А завтра.
Спозаранку.
Сказать по правде,
встречи я боюсь.
Обещанного, знаю,
ждут три года, —
полжизни пролетело,
ну а грусть
похожа на слезливую
погоду.

А улицу любви я не нашел, —
На ней сегодня
Сказочные здания…
Я помню,
Как нам было хорошо
От чистоты и нежности
свиданий.
Все к лучшему,
что нам дарует Бог –
Печаль и боль,
и радость и усталость…
Чтоб «дров не наломать»,
мне Бог помог…
А улица любви
в душе осталась.

Разные мысли

Отвлекаясь от мелких обид,
навсегда их теряю из вида…
Нелегко научиться любить,
не труднее вдвойне – ненавидеть.

          ***

Не молчи. Говори, говори, —
станет песнею слово любое.
Будем петь, будем пить до зари
то, что мы называем любовью.

Свет в окне

Прокричала ночная птица
и растаял крик в тишине.
А кому-то, как мне, не спится,
если свет не погас в окне.

Может женщина греет ужин,
одиночество скоротав?
Может, ждет не дождется мужа,
чтоб при встрече «люблю» сказать?

Может, чей-то колючий локоть
ядовитее стал, чем слог…
Ну а может кому-то плохо
и он свет потушить не смог?

Для меня все ночные окна —
это чья-то личная жизнь…
Под дождем деревья промокли
и на них каждый лист дрожит.

Разные мысли

Бывает так,
что толком мы не знаем,
что все же лучше —
быть или не быть?
И в спешке
за любовь мы принимаем
огромное желание любить.

          ***

Ты не хочешь мне даже присниться,
а я жду тебя в каждом сне.
За окошком — прощальный снег,
как последняя в книге страница.

Неужели боишься влюбиться,
не в меня, так в кого-то еще?
Что же там, на последней странице?
Как и ты, я ее не прочел.

          ***

Какой закат?
Светило ниже, ближе,
и полной грудью
задышала степь.
И голуби танцуют на карнизе,
и коготками выбивают степ.

Я бы сердце тебе отдал

Ты заветная
тайная дверца
мой не вспыхнувший
Нотр-Дам.
Даже будь у меня
два сердца
я бы оба
тебе отдал.

          ***

Мы с тобой заключили пари,
а о чем, хоть убей, не помню…
Но зато навсегда я запомнил,
как смелели от алой зари
твои руки и грешные губы…
Понял я: меня ты погубишь…
Как любила – не говори,
и не говори, когда разлюбишь.

          ***

Ты, как всегда,
во всем была права —
хоть с конца считать, —
или начала…
Но то письмо,
что ты не написала,
я с болью
и отчаяньем порвал.

Мы встретились

Встретились – и кругом голова,
словно я лечу на карусели.
И зависли в воздухе слова,
что сорваться с губ моих успели.

Ты поймала их. Так на лету
выпавших птенцов спасают птицы…
Долго в сердце я хранил мечту, —
не с кем с нею было поделиться.

Бог послал тебя меня спасти.
Он на время изменил законы.
В моем сердце поселилась ты,
песнею до боли мне знакомой.

Никому тебя я не отдам,
Солнышко, принцесса и царица…
Щедро заплачу любую дань,
счастью, что сумеет повториться.

Ты, природа, сможешь

«Залепи стволы сплошной коррозией!
Ты, природа, сможешь. Хватит сил.»
Мир настанет. И не смыть пародией
Жизни, что Господь нам подарил.

А земля летит по траектории, —
Никому ее не изменить…
Родина – страна. Не территория,
И ее, как мать, не разлюбить.

Снова переписана история

Снова переписана история,
и по ней нам предлагают жить.
Говорят, что нет страны, есть территория,
а ее полезно раздробить.

А покуда общий дом шатается,
в ожидании застыл народный глас…
Доля дома всех жильцов касается:
«… Хата с краю» — это не про нас.

Но земля от взрывов содрогается,
за солдатом падает солдат…
И война упорно продолжается
начатая много лет назад.

Нет к лампасам должного доверия.
Бесхребетность – главный их порок.
Дефицит есть в армии. На Берию, —
знали бы, где бог, а где порог…

В общем доме умный вор орудует.
Просит люд природу: «Помоги!»
Дождь и солнце – сильное орудие,
пострашней, чем внешние долги.

Как осточертела нищета!

Как осточертела нищета!
Неудобно с ней переселенцам.
Блок-посты, простите, иногда,
чем-то так похожи на Освенцим.

Автоматы, проволока, смрад,
очередь длиннющая к окошку,
чтоб проверить, ну, а вдруг ты гад,
ну а гада нужно укокошить.

И от боли корчится строка,
а была живой, лихой и зримой…
Ты – не ты. И звать тебя – никак, —
в этом нынче мы неповторимы.

Нам не загребать руками жар,
не найти ответы на вопросы…
Вещь не ты выносишь на базар —
это по частям тебя выносят.

Бедная аграрная страна.
Все молитвы к небу – мимо, мимо.
Хлеб не прорастает из гранат.
Повеликой обрастают мины.

Предвесенье

Без стука пришло предвесенье, —
его от весны не отнять.
Сегодня у нас воскресенье
и можно подольше поспать.

Рассвет петух криком заполнил.
Не веришь – сверяй по часам…
У пирса блаженствуют волны,
как будто их кто расчесал.

Мелькают веселые блестки
в глазах темно-синих твоих…
Смотри: приглашают березки
на танец – один на двоих.

Я счастлив. С тобою как прежде,
знакомой тропинкой идем…
А Вера, Любовь и Надежда
вместилась в сердце моем.

Разные мысли

Почему-то помню до сих пор,
как подсолнух рыжий, конопатый,
словно солнце, что на свет богато,
перелазил через наш забор.

Как мальчишка – озорник к оконцу,
подбираясь, нес свою красу…
И казалось: он сменяет солнце
на всегда ответственном посту.

          ***

Почему безбожно Бог молчит,
когда наши дети умирают?
Не в постели. Просто погибают
от военной, страшной саранчи.

Кто виновен – Бог, конечно, знает
А молчанье можно объяснить:
Он так долго кару выбирает,
чтоб случайно нам не навредить

          ***

Пускай гремят колокола любви
для нас с тобой под куполами счастья,
А горести твои, как и мои,
пусть никогда к нам в двери не стучатся.

Разные мысли

А в мае мороз
нам не нужен,
но он продолжает грешить, —
и массу затейливых кружев
бросает на стекла машин.

          ***

Нет в мире красивей невесты.
Размолвки – они далеки…
Любви нашей гимн
без оркестра
играет в четыре руки.

И эту мелодию счастья
готов слушать тысячу раз.
И ветки сирени стучатся
в окошко, чтоб радовать нас.

          ***

Стране и мне
не повезло.
Кому на зло
Такое зло?

Красивая игра

Играют школьники в футбол
Удар! И снова мяч в воротах.
Пустой рукав не спрячет боль
От смертоносных минометов.

В воротах хочется стоять,
как было. Но «тяжелый случай»
Играть не может. А стрелять,
похоже, жизнь сама научит.

Звонок. Конец игре. Пора
решать задачи и примеры…
Футбол – красивая игра
без президентов и премьеров.

Разные мысли

            Дождь

Постучал он неожиданным гостем.
Тучи в страхе присели ниже, —
дождь так сильно стучал по крыше,
будто он заколачивал гвозди.

Что при этом он напевал,
не расскажет никто. Даже радуга,
что всегда семицветьем радует, —
к небу дождь ее прибивал.

 

          Доброжелателям

Непросто держать неразорванным круг
томительными годами.
Но вас не согреет тепло моих рук, —
Я вам никогда не подам их.

 

              ***

Ходить стал по тропкам
и робко, и нежно,
увидев прелюдию лета:
на тоненькой ножке
дрожащий подснежник
тянулся старательно к свету.

Растерянность

Полезно любое соседство.
Но что мы
оставим в наследство?
Руины, помойки, потемки –
Не скажут «спасибо» потомки.

Так что мы
оставим в наследство?
Босое, голодное детство,
страну без иллюзий и грима,
последние хмурые вести
и первую строчку от гимна?

Такое врагу не желаю.
Оставьте
прощальную медь!
Надежда болеет.
Мы знаем.
Но ей не дадим умереть.

Беглянка

Ты себя у меня украла
и сбежала легко и смело.
Для тебя меня стало мало:
был я песней, но без припева.

А тебе захотелось выси,
а еще глубины безмерной…
И мои спотыкались мысли
о твою неземную веру.

Стал далек от меня твой берег-
неприступным, чужим, скалистым…
И шалить чаще стали нервы,
когда падали ржавые листья.

Заметелит судьба, завьюжит, —
ты вернешься к открытым ставням,
понимая, не будет хуже,
но и лучше, увы, не станет.

Вспомнишь с грустью шальное лето,
что бездарно и зря пропела…
Если в доме не будет света,
значит, сердце перегорело.

Вопрос

А ты бы мог стране
больной и бедной
снять и отдать
последнюю рубаху,
при этом на ветру
остаться голым,
зато уверенным:
отдал последний долг?
Не знаю я, как ты,
а я бы смог.

Разные мысли

Плачут со слезами на глазах
чувственные люди и влюбленные.
Не стреляет в радугу гроза —
радует людей ее краса –
Ну, а слезы – они все соленые.

                    ***

Кто мог подумать,
что придет пора
в родном краю.
пополнить список лишних?
Обещанный правителями рай
вдруг оказался нищим.