Совет старой вороны

Был возле жилых домов мусорник, который давно облюбовали воробьи да вороны. И каждое утро прилетали они сюда, чтобы среди мусора отыскать для себя что-нибудь съедобное. Здесь, в отличие от других мест, съедобного было всегда почему-то больше. И поэтому птицы прилетали сюда гораздо чаще, чем к другим мусорникам.
Вот и на этот раз поутру среди прочего мусора оказалось столько съедобного, что через несколько минут птицы облепили буквально весь мусорник. И только одна ворона сидела на дереве и с завистью смотрела на птичье пиршество.
Но вот из этой огромной птичьей стаи выбрался один воробей с большой хлебной корочкой в клюве. «Странно, – подумал он, увидев на дереве одинокую ворону, – чего это она здесь сидит одна-одинешенька? Неужто уже наелась? Дай-ка я спрошу ее».
– Э-эй, ворона! – крикнул воробей. –Ты что, быстро наелась? Твои длинноносые подруги еще и не думают улетать отсюда, а ты уже отдыхаешь после трапезы.
– Что ты, миленький, – отвечает ворона, – о какой еде ты говоришь? Уж третий день нынче пошел, как у меня во рту не было ни крошки.
– Что так? – удивился воробей.
– Да прихворнула я маленько. Только первый день нынче на охоту вылетела. Да с больным-то крылом едва до ветки дотянула. Не зажило еще оно у меня. Куда ж мне с ним толкаться меж вами, коли я и взлететь по-путевому не могу… Вот сижу здесь, миленький мой, и смотрю с завистью на всех, кто долбит сейчас хлебную корочку. А у самой от голода голова кругом идет. Так и кажется, что вот-вот упаду с ветки…
Жалко стало воробью голодную ворону. «Эх, так и быть, отдам я бедняжке свою корочку, – подумал воробей. – Пускай она хоть немного свой голод утолит». Воробей взлетел на ветку, сел возле вороны и протянул ей свою хлебную корочку.
– Ешь, подружка! Авось, и заглушишь свой голод. Да и силенки прибавятся.
– Ой! Миленький воробышек! – воскликнула радостно ворона. – Даже и не знаю, как тебя благодарить. – Она взяла у воробья замерзшую корочку и тут же на ветке принялась долбить ее острым клювом…
Воробей уже хотел улетать, но ворона остановила его:
– Погоди-ка, родимый, чуток, – сказала она. – Вот закончу сейчас свой немудреный завтрак и скажу тебе что-то очень важное.
«Интересно, – подумал воробей, – что же такого важного она может мне сказать? Может, укажет место, где много хлебных корочек? Или научит, как надо надежно прятать свою добычу?»
И пока воробей думал да гадал, ворона съела всю корочку.
– А теперь, малыш, слушай внимательно совет бывалой вороны. Сделаешь, как я скажу, навсегда забудешь, что такое голод.
– Это правда? – удивился воробей.
– Можешь не сомневаться, малыш, – улыбнулась ворона. – Она ласково погладила воробья по голове и продолжала:
– Полетишь в магазин, где торгует медведь, и спросишь у него, нет ли в продаже мусорных биноклей.
– А зачем мне бинокль? – еще больше удивился воробей. – Я и без него прекрасно охочусь на мошек и комаров.
– Это верно, – согласилась ворона, – но в бинокль ты сможешь увидеть добычу на большом расстоянии. Сможешь так же заметить и грозящую тебе опасность…
– Хм, – усмехнулся воробей, – а ведь твой совет, пожалуй, достоин внимания. Но почему, скажи мне на милость, ты сама не пользуешься биноклем?
– Да я бы с удовольствием это сделала, но медведь даже на пушечный выстрел не подпускает ворон к своему магазину. Очень уж не любит он нашего брата… А теперь, малыш, прощай! Корочка твоя и впрямь вернула мне прежние силы. Да и крыло мое уже почти совсем зажило… Еще в детстве слыхала я от своей бабки, будто бы все, что от чистого сердца делается, силу имеет великую. Вот и выходит, что одной твоей корочки хватило, чтобы почувствовала я в себе прежнюю силушку. Спасибо тебе, малыш!
Ворона взмахнула крыльями и полетела прочь. А воробей, не долго думая, решил последовать ее совету. Прилетел он в медвежий магазин и говорит медведю:
– Покажи-ка ты мне, медведь, мусорный бинокль.
– Это что же за бинокль – мусорный? – удивился медведь.
– Сколько лет торгую биноклями, а такого что-то не припомню. Есть у меня морские бинокли, есть полевые, есть маленькие бинокли – для театра. Они так и называются – театральными. А вот мусорного бинокля сроду не бывало. Да и с чего ты, дружок, взял, что у меня может быть такой бинокль? – спросил медведь.
– Это мне ворона посоветовала спросить, – говорит воробей. – Сказывала она, что с таким биноклем я смогу увидеть комаров да мошек за семь верст. Смогу также вовремя заметить погоню за собой…
– Эх, малыш, придется мне тебя разочаровать, – грустно улыбнулся медведь. – Из всех моих биноклей тебе ни один не подойдет. Морской и полевой – большие и слишком тяжелые для тебя. А театральный, хоть и не велик размером, но тоже тяжеловат будет. Так что придется заказывать нужный тебе бинокль мастеру. Прилетай-ка ты ко мне на следующей неделе – будет тебе мусорный бинокль…
И вот в назначенный срок прилетает воробей в магазин к медведю и глазам своим не верит: лежит на прилавке малюсенький бинокль с ремешком. Надел его медведь воробью на шею и говорит:
– А ну-ка, дружочек, пролети-ка ты несколько верст да погляди вокруг. И коли увидишь все, о чем ворона тебе сказывала, стало быть, лучше этого бинокля тебе не сыскать.
Взлетел воробей под самые облака и стал в бинокль землю осматривать. И столько хлебных корочек увидел он на мусорниках, что у него глаза разбежались. Видел воробей в бинокль и мошек с комарами.
«Правду ворона мне говорила! – радостно подумал он. – Значит, и впрямь буду я теперь всегда сытым…»
Воробей расплатился с медведем за бинокль, поблагодарил его и тут же улетел…
С тех пор он и впрямь позабыл, что такое голод. Каждое утро высматривал воробей из поднебесья брошенные кем-нибудь хлебные корочки и собирал их в большом количестве.
Перво-наперво часть своей добычи он приносил вороне. Не забывал воробей и о своих друзьях. Их тоже угощал хлебными корочками. Ну, а то, что оставалось от дележа, с лихвой хватало ему самому.
Много воды утекло с тех пор. Давно уже нет на белом свете старой вороны. Постарел и наш воробей. Но его мусорный бинокль и по сей день верой и правдой служит его внукам.