Снежная деревня

Жили-были в одной деревне мужик Савелий да его жена Марфа. Бедно жили. Беднее их, пожалуй, никого в той деревне и не было. Одно спасение – старая коровенка.
Кабы не она, так впору и помирать обоим. Так что Савелий с Марфой души не чаяли в своей кормилице.
Как-то раз студеной зимою задумался Савелий: как же ему из этой нужды выбраться? Два дня напрасно ломал он голову. И вдруг на третий день осенило Савелия.
– Марфу-у-уша! – кричит он жене. – Что я придумал!
Прибегает жена.
– Неужто и впрямь что путное измыслил? – спрашивает она.
– А то как же! – весело рассмеялся Савелий. – Ведь богатството у нас под ногами лежит.
– Что за околесицу ты несешь? – рассердилась Марфа. – Язык у тебя – что ботало.
– Да ты, Марфуша, не кипятись, – успокаивает ее муж. – Сейчас я тебе все растолкую.
И Савелий рассказал жене, что надумал он снегом погреб наполнить, а летом продавать его на базаре.
– Умница ты у меня, – улыбнулась Марфа. – Не всяк до такого додумается. Нынче же примемся за дело…
И вот как только вся деревня уснула, Савелий с женою приступили к работе. Стали они снег со своего двора в погреб насыпать. А когда петух прокричал, решили чуток отдохнуть.
Присели Савелий с Марфой на крыльцо и вдруг видят: возле калитки какой-то старик стоит. Удивились они.
– Дедушка, чего это тебе в такую-то позднюю пору не спится? – спрашивает Савелий.
– Да вот захотелось мне на вашу работу поглядеть, – отвечает старик. – Хорошо это ты, Савельюшка, придумал. Да только не управиться вам до утра. Вот и хочу вам помочь… Дайка мне, милок, корзину поболе.
– Марфуша, – говорит Савелий, – отведи-ка ты дедушку в избу. Накорми его, напои да спать уложи. А с работой мы и сами управимся.
– Э-э, не-ет, родимый, – улыбнулся старик, – кормить меня станете, когда заработаю. А пока давайте за дело приниматься. Вы свой двор подчищайте, а я по деревне с корзиной пройдусь.
Взял старик корзину и вышел со двора, вдоль заснеженной улицы направился.
Ни успели Савелий с женою свои корзины снегом наполнить, как вдруг мимо них со свистом корзина старика пролетела. Высыпала она снег в погреб и обратно пустилась. И пока они по одной корзине высыпали, старика корзина несколько раз вернуться успела.
Но вот прокричал первый утренний петух, и старик вновь зашел во двор.
– Уж не волшебник ли ты, дедушка? – спрашивает его Марфа.
Но старик только лукаво усмехнулся в ответ и молвил:
– Коли ты, сынок, сумеешь по уму снегом распорядиться, быть ему в твоем погребе вечно. Сколько бы ты его оттуда не брал. Ну, а коли не дашь ладу, как с ним поступить, та вся работа не пойдет тебе впрок.
Поклонился старик Марфе да Савелию и к калитке направился.
– Дедушка, погоди! Куда же ты? – хотел было остановить его Савелий. – Не след доброму гостю голодным со двора уходить.
– Недосуг мне, родимый, – отвечает старик. – А за угощение спасибо. Миска моя уж давно порожняя на столе стоит… И вот что еще запомни, сынок. Не гони прочь того, кто в помощники тебе называться станет.
Вышел старик за калитку и тут же на глазах исчез, словно в темноте растворился.
– Ну и дела! – удивился Савелий. – Сроду такого старика не видывал.
Вошли они с женой в дом. Глянула Марфа на стол и руками всплеснула:
– Батюшки мои! А ведь миска старика и впрямь порожняя. Ну, чудеса да и только!.. Встал поутру Савелий, вышел на крыльцо и опешил от удивления. По всей деревне ни одной снежинки не видать было. Не было снега ни на улице, ни во дворах, ни на крышах домов.
– Эх, старик, старик! – вздохнул разочарованно Савелий, – что же ты наделал! Всю красоту деревенскую в мой погреб затолкал. А ведь эдак-то мы с тобой не договаривались…
Кликнул он свою жену и говорит ей:
– Придется нам с тобой, Марфуша, вернуть нашей деревне ее белый наряд. Перестарался наш гость ночной. Не гоже ей, родимой, посреди зимы без снега стоять…
– Верно ты говоришь, приятель, – шепнул кто-то на ухо Савелию.– Помогу я тебе. Только не спеши зараз доброе дело делать. Может, в том и есть своя красота, что деревня зимой без снега стоит. Вокруг нее снега лежат глубокие, а в самой деревне ни одной снежинки не видать.
– Это кто ж про такие хитрости мне на ухо шепчет? – удивился Савелий. – Кто от доброго дела меня отговаривает? – Повернул он голову, а это – ветер. – Что же ты мне, приятель, советы нехорошие даешь? Неужто не видишь, что надобно мне ошибку старика исправить?
– Не изволь беспокоиться, Савельюшка, – отвечает ветер. – И не спеши! А лучше вспомни слова старика: «Коли ты, сынок, по уму сумеешь снегом распорядиться, быть ему вечно в твоем погребе, сколько бы ты его оттуда не брал».
Сел Савелий на лавку задумался.
– Что делать-то станем, Марфуша? – спрашивает он жену.
– А ничего, – отвечает Марфа. – Пускай себе лежит на здоровье. Чего голову зазря ломать. Время само подскажет…
Но вот пришла весна. Только не вспоминает о снеге Савелий, молчит и его жена. Хотя иногда нет-нет, да и заглянут украдкой в погреб – не растаяло ли там их сокровище. Да только снег и не думал таять. Лежит себе в погребе, словно вчера его туда высыпали. И такой от него холод идет, какого и зимой не было…
Незаметно пролетела весна. Растаял в лесных овражках последний снежок. Наступило жаркое лето.
– Ну что, Марфуша, станем делать с нашим богатством? – спрашивает у жены Савелий. – На базар его повезем, али чуток повременим? А как по стариковскому совету выйдет, то сколько же тогда добра снежного пропадет?
– Нет, Савельюшка, – отвечает жена, – сколько же нам еще в ожидании томиться? Запрягай ты завтра поутру лошадь, да и вези на базар три короба со снегом. А пока ложись почивать да выспись хорошенько.
Забрался Савелий на полати и тут же уснул. И снится ему необычный сон. Будто вся его деревня снегом усыпана. Кругом деревья зеленой листвою шумят, а тут снег на солнце искрится. И дорога, что в город ведет, тоже снегом глубоким покрыта.
Возле двора Савелия стоит лошадь, запряженная в сани, а на них гора мешков со снегом лежит…
Тут Савелий проснулся и стал жену будить:
– Вставай, Марфуша! Вставай! Что мне во сне-то приснилось!
И он рассказал жене про свой сон.
– Вот теперь я знаю, что делать, – добавил Савелий. – Ветра мне зараз покликать надобно. Да только где его в эту пору отыщешь. Поди, гоняет себе в утеху волны по синему морю…
– Да здесь я, дружок, – послышался вдруг из печной трубы голос ветра. – Не гоняю я нынче волн по синему морю, потому как ведаю – не обойтись тебе без моей помощи. – Говори, Савельюшка, что ты там надумал?
– Подсоби-ка ты мне, братец-ветер, в снежную красоту всю мою деревню облачить, – говорит Савелий. – А дорогу, что в город ведет, прямо к базару, снегом глубоким выстели. Чтобы смог я по ней на санях проехать.
– Да это для меня пара пустяков, – отвечает ветер.
Подлетел он к погребу и набрал из него полный мешок снега. Затем поднялся в поднебесье и высыпал его над деревней. А потом прошелся над дорогой со вторым мешком и покрыл ее глубоким снегом до самого базара.
Вышел Савелий на крыльцо, глянул вокруг и глазам своим не поверил. Стоит его деревня, словно в сказке. Рядом в реке детвора купается, а по деревне люди в шубах да валенках ходят…
Запряг Савелий лошадь в сани, сложил на них дюжину мешков со снегом и в город поехал.
Не успел он свой товар на базарный прилавок выставить, как его со всех сторон покупатели окружили.
Бойко шла у Савелия торговля. Покупали у него снег. Кто ведрами, кто корзинами, а кто целыми мешками брал…
Возвращается Савелий из города домой. Радуется, что заживут они теперь с Марфой в достатке да в радости. Вдруг оглянулся и увидел, как прямо на глазах сзади снежная дорога исчезает, и ручейки от растаявшего снега на обочину стекают.
А когда Савелий к дому подъехал, то от снежной дороги и вовсе следа не осталось. И только деревня по-прежнему стояла вся одетая в белый, сверкающий на солнце, снежный наряд. И не одна снежинка в том волшебном одеянии не растаяла…
Много времени прошло с той поры. Но и по сей день стоит под жарким солнцем та необыкновенная деревня, одетая в снежный, нетающий наряд. И по-прежнему ездит Савелий в город продавать на базаре свой пушистый, волшебный снег.