Мисхора райский уголок

Здесь облака прозрачны, как хрусталь,
Здесь пляжи златом солнечным залиты:
Здесь в чудный плен берет морская даль,
Здесь воздух ароматами пропитан.

Волшебный мой и солнечный Мисхор,
Непризнанная ЮБК столица!
Здесь благодать светло снисходит с гор,
И от ее тепла добреют люди.

Здесь радостью становится печаль,
Здесь райский уголок от человека…
Мисхор всех привлекает, как Версаль,
И знаменит в народе, словно Мекка.

Хотите другу душу приоткрыть,
Очистить мысли, успокоить сердце? —
Мисхор вас ждет,
он всех готов лечить.
Он здесь, В КРЫМУ,
он никуда не делся.

Ave жизнь


За это утро благодарна я, Господь.
За то, что солнышко в окошко мне светило,
Тепло лучей дарило щедро мне Светило,
За это утро, благодарна я, Господь.

Благодарю тебя, Господь, за этот день,
Еще с утра мне сердце встречу предвещало,
И не ошиблось. Сердце — сердце повстречало,
Благодарю тебя, Господь, за этот день.

За этот вечер, благодарна я, Господь
Всех предыдущих вечеров он был чудесней.
В душе моей он поселился главной песней
За этот вечер, благодарна я, Господь.

Благодарю тебя, Господь, за эту ночь,
И хоть глаза свои той ночью не сомкнула,
Под утро я в его объятиях уснула,
Благодарю тебя, Господь, за эту ночь.

Благодарю тебя, Господь, за эту жизнь,
Она была порою сложной до предела.
Но все же подарила мне, что я хотела,
Благодарю тебя, Господь, за эту жизнь.

Мисхор


Я в чудном храме и слушаю сказочный хор.
Непредсказуемый, словно в апреле погода.
Не подчиняется визам, капризам и модам
Милый мне сердцу мой друг, мой спаситель, Мисхор.

Море бушует, но ты, как и я, ни при чем.
Очень похоже, что так пополняются силы.
Ночь напролет кипарисы у Бога просили
Я до сих пор, если честно, не понял о чем.

К синей воде мы с тобой обращались по отчеству:
«Ваше морское величество, ваше высочество».
Хочется, чтобы в Мисхоре сбывались пророчества,
Хочется, хочется, хочется, хочется…

Будем мы гладить загривки у мраморных львов
И удивляться опять Воронцовскому парку.
Со стороны скажут люди: «Красивая пара».
Мы опьянеем от этих волнующих слов.

Вновь до рассвета затянется наш разговор
И не беда, что опять позабудем приметы.
В море с тобой мы сегодня не бросим монеты.
Нас и без них от себя не отпустит Мисхор.

Осенний Крым

Благословенные места…
Люблю осенний Крым,
Бездонны неба высота,
И море, что под ним.

Здесь все без края и конца,
Здоровый ли, больной —
Вмиг грусть смывается с лица
Крутой морской волной.

Сорвет ли ветер желтый лист,
Погаснет ли свеча…
Осенних птиц призывный свист
Здесь слышен по ночам.

Эфиром воздух напоен,
Ласкает всех любя.
А я по-прежнему влюблен
Друг мой, в одну тебя.

Ночной Мисхор


Луна повисла над Мисхором —
Чист и прозрачен лик ее…
О , необъятные просторы,
О, море Черное мое.

Как на свидание с любимой —
С волненьем трепетным в душе.
Ты, море, мне необходимо —
Мне без тебя не жить уже.

Тебя я разбить не в силах —
Ты — светлый луч в моей судьбе.
Где б меня жизнь не носила —
Я каждый раз спешу к тебе.

Чтобы сердцем к земле притулиться

… УПАДУ
на ромашковый луг,
чтобы сердцем
к земле притулиться,
и запомнить
тепло твоих рук,
и забыть
посторонние лица.

ПОДСМОТРЕТЬ,
как выходит зоря
и несет нам
хорошие вести…

ОСОЗНАТЬ,
что рожает земля
вместе с хлебом
красивые песни.

Надежда, Вера и Любовь

Начну,
но не закончу повесть, —
в дорогу манят поезда.
НАДЕЖДА,
как ленивый поезд,
который снова опоздал.

Я затяну
потуже пояс
и стану ласковым, как шелк.
А ВЕРА,
словно скорый поезд,
который без меня ушел.

И вновь
не радостная новость, —
Терзаю пальцами билет, —
ЛЮБОВЬ , —
битком набитый поезд,
в котором мест свободных нет.

Разные мысли

Нина, Ирма, Марфа, Иоланда…
Список этот больно продолжать, —
это «женщины» злобной команды,
что людей умела убивать.
Из далекой и не очень дали
факты, словно древних письмена…
Почему тайфунам злым давали —
женские святые имена?

          ***

Я – твой катет.
И он – твой катет,
а между нами ты,
как актриса.
И кому-то любви не хватит,
если пауза
долго длится.
Пьеса чем длиннее,
тем страшнее…
И следит за нами
биссектриса,
что всегда двух катетов
умнее…

Рай и ад

Подсмотреть хоть одним бы глазком,
что у Бога в раю происходит.
На короткой ноге, с кем знаком,
и куда по ночам он уходит.
Что в раю благодать и уют,
поголовно счастливые лица,
что красивые псалмы поют…
Мне бы знать: в раю можно жениться?

А еще я хочу подсмотреть —
в выходные что делают черти.
Почему улыбается смерть,
когда круг осудительный чертит.
Обучает кто злу чертенят
и, конечно, проверить те слухи,
что отпетых посланников в ад
депутаты берут на поруки.

Интересно, зачем терпит Бог
кротость, честность:
в соседстве с бесстыдством
И какой гарантирован срок
за банальное любопытство.

Между Альфою и Омегою

Между Альфою и Омегою
ты и я. Каждый сам по себе.
Друг за дружкой давно не бегаем,
все отдали на откуп судьбе.

А она до того дотошная,
что вопросы ее горячи.
Она знает про наше прошлое,
а о будущем – промолчим.

Потому, что еще не знаем мы
обустроить как свой уют.
Не сумела любовь стать знаменем
под которым гимны поют.

И удача под зебру раскрашена,
спотыкается ее ритм…
А судьба продолжает допрашивать,
Может, хочет нас помирить?

Между Альфою и Омегою
вдох и выдох длиною в жизнь…
Видно, что-то не так мы сделали
от судьбы ведь не убежишь.

Замани меня

Замани меня
музыкой песни,
а словами ее – обмани.
Знаю я: мы не будем
петь вместе.
Все равно ты меня замани.

Просто я не хочу
притворяться,
но твой голос
мне душу взорвал.
И на миг померещилось
счастье,
что я так
безуспешно искал.

Замани меня
музыкой песни,
а словами ее – не губи,
чтобы смог я,
как феникс,
воскреснуть
для красивой
и светлой
любви.

Улица любви

На улице любви
по четной стороне
есть старый дом
былых воспоминаний.
Он помнит все:
и тень мою в окне,
и как ты торопилась
на свидание.
Как мимо пролетали поезда,
без должного внимания
полустанку…
Я дом найду,
хоть завяжи глаза,
но не сейчас.
А завтра.
Спозаранку.
Сказать по правде,
встречи я боюсь.
Обещанного, знаю,
ждут три года, —
полжизни пролетело,
ну а грусть
похожа на слезливую
погоду.

А улицу любви я не нашел, —
На ней сегодня
Сказочные здания…
Я помню,
Как нам было хорошо
От чистоты и нежности
свиданий.
Все к лучшему,
что нам дарует Бог –
Печаль и боль,
и радость и усталость…
Чтоб «дров не наломать»,
мне Бог помог…
А улица любви
в душе осталась.

Разные мысли

Отвлекаясь от мелких обид,
навсегда их теряю из вида…
Нелегко научиться любить,
не труднее вдвойне – ненавидеть.

          ***

Не молчи. Говори, говори, —
станет песнею слово любое.
Будем петь, будем пить до зари
то, что мы называем любовью.

Свет в окне

Прокричала ночная птица
и растаял крик в тишине.
А кому-то, как мне, не спится,
если свет не погас в окне.

Может женщина греет ужин,
одиночество скоротав?
Может, ждет не дождется мужа,
чтоб при встрече «люблю» сказать?

Может, чей-то колючий локоть
ядовитее стал, чем слог…
Ну а может кому-то плохо
и он свет потушить не смог?

Для меня все ночные окна —
это чья-то личная жизнь…
Под дождем деревья промокли
и на них каждый лист дрожит.

Разные мысли

Бывает так,
что толком мы не знаем,
что все же лучше —
быть или не быть?
И в спешке
за любовь мы принимаем
огромное желание любить.

          ***

Ты не хочешь мне даже присниться,
а я жду тебя в каждом сне.
За окошком — прощальный снег,
как последняя в книге страница.

Неужели боишься влюбиться,
не в меня, так в кого-то еще?
Что же там, на последней странице?
Как и ты, я ее не прочел.

          ***

Какой закат?
Светило ниже, ближе,
и полной грудью
задышала степь.
И голуби танцуют на карнизе,
и коготками выбивают степ.

Я бы сердце тебе отдал

Ты заветная
тайная дверца
мой не вспыхнувший
Нотр-Дам.
Даже будь у меня
два сердца
я бы оба
тебе отдал.

          ***

Мы с тобой заключили пари,
а о чем, хоть убей, не помню…
Но зато навсегда я запомнил,
как смелели от алой зари
твои руки и грешные губы…
Понял я: меня ты погубишь…
Как любила – не говори,
и не говори, когда разлюбишь.

          ***

Ты, как всегда,
во всем была права —
хоть с конца считать, —
или начала…
Но то письмо,
что ты не написала,
я с болью
и отчаяньем порвал.

Мы встретились

Встретились – и кругом голова,
словно я лечу на карусели.
И зависли в воздухе слова,
что сорваться с губ моих успели.

Ты поймала их. Так на лету
выпавших птенцов спасают птицы…
Долго в сердце я хранил мечту, —
не с кем с нею было поделиться.

Бог послал тебя меня спасти.
Он на время изменил законы.
В моем сердце поселилась ты,
песнею до боли мне знакомой.

Никому тебя я не отдам,
Солнышко, принцесса и царица…
Щедро заплачу любую дань,
счастью, что сумеет повториться.

Ты, природа, сможешь

«Залепи стволы сплошной коррозией!
Ты, природа, сможешь. Хватит сил.»
Мир настанет. И не смыть пародией
Жизни, что Господь нам подарил.

А земля летит по траектории, —
Никому ее не изменить…
Родина – страна. Не территория,
И ее, как мать, не разлюбить.

Снова переписана история

Снова переписана история,
и по ней нам предлагают жить.
Говорят, что нет страны, есть территория,
а ее полезно раздробить.

А покуда общий дом шатается,
в ожидании застыл народный глас…
Доля дома всех жильцов касается:
«… Хата с краю» — это не про нас.

Но земля от взрывов содрогается,
за солдатом падает солдат…
И война упорно продолжается
начатая много лет назад.

Нет к лампасам должного доверия.
Бесхребетность – главный их порок.
Дефицит есть в армии. На Берию, —
знали бы, где бог, а где порог…

В общем доме умный вор орудует.
Просит люд природу: «Помоги!»
Дождь и солнце – сильное орудие,
пострашней, чем внешние долги.

Как осточертела нищета!

Как осточертела нищета!
Неудобно с ней переселенцам.
Блок-посты, простите, иногда,
чем-то так похожи на Освенцим.

Автоматы, проволока, смрад,
очередь длиннющая к окошку,
чтоб проверить, ну, а вдруг ты гад,
ну а гада нужно укокошить.

И от боли корчится строка,
а была живой, лихой и зримой…
Ты – не ты. И звать тебя – никак, —
в этом нынче мы неповторимы.

Нам не загребать руками жар,
не найти ответы на вопросы…
Вещь не ты выносишь на базар —
это по частям тебя выносят.

Бедная аграрная страна.
Все молитвы к небу – мимо, мимо.
Хлеб не прорастает из гранат.
Повеликой обрастают мины.

Предвесенье

Без стука пришло предвесенье, —
его от весны не отнять.
Сегодня у нас воскресенье
и можно подольше поспать.

Рассвет петух криком заполнил.
Не веришь – сверяй по часам…
У пирса блаженствуют волны,
как будто их кто расчесал.

Мелькают веселые блестки
в глазах темно-синих твоих…
Смотри: приглашают березки
на танец – один на двоих.

Я счастлив. С тобою как прежде,
знакомой тропинкой идем…
А Вера, Любовь и Надежда
вместилась в сердце моем.

Разные мысли

Почему-то помню до сих пор,
как подсолнух рыжий, конопатый,
словно солнце, что на свет богато,
перелазил через наш забор.

Как мальчишка – озорник к оконцу,
подбираясь, нес свою красу…
И казалось: он сменяет солнце
на всегда ответственном посту.

          ***

Почему безбожно Бог молчит,
когда наши дети умирают?
Не в постели. Просто погибают
от военной, страшной саранчи.

Кто виновен – Бог, конечно, знает
А молчанье можно объяснить:
Он так долго кару выбирает,
чтоб случайно нам не навредить

          ***

Пускай гремят колокола любви
для нас с тобой под куполами счастья,
А горести твои, как и мои,
пусть никогда к нам в двери не стучатся.

Разные мысли

А в мае мороз
нам не нужен,
но он продолжает грешить, —
и массу затейливых кружев
бросает на стекла машин.

          ***

Нет в мире красивей невесты.
Размолвки – они далеки…
Любви нашей гимн
без оркестра
играет в четыре руки.

И эту мелодию счастья
готов слушать тысячу раз.
И ветки сирени стучатся
в окошко, чтоб радовать нас.

          ***

Стране и мне
не повезло.
Кому на зло
Такое зло?

Красивая игра

Играют школьники в футбол
Удар! И снова мяч в воротах.
Пустой рукав не спрячет боль
От смертоносных минометов.

В воротах хочется стоять,
как было. Но «тяжелый случай»
Играть не может. А стрелять,
похоже, жизнь сама научит.

Звонок. Конец игре. Пора
решать задачи и примеры…
Футбол – красивая игра
без президентов и премьеров.

Разные мысли

            Дождь

Постучал он неожиданным гостем.
Тучи в страхе присели ниже, —
дождь так сильно стучал по крыше,
будто он заколачивал гвозди.

Что при этом он напевал,
не расскажет никто. Даже радуга,
что всегда семицветьем радует, —
к небу дождь ее прибивал.

 

          Доброжелателям

Непросто держать неразорванным круг
томительными годами.
Но вас не согреет тепло моих рук, —
Я вам никогда не подам их.

 

              ***

Ходить стал по тропкам
и робко, и нежно,
увидев прелюдию лета:
на тоненькой ножке
дрожащий подснежник
тянулся старательно к свету.

Растерянность

Полезно любое соседство.
Но что мы
оставим в наследство?
Руины, помойки, потемки –
Не скажут «спасибо» потомки.

Так что мы
оставим в наследство?
Босое, голодное детство,
страну без иллюзий и грима,
последние хмурые вести
и первую строчку от гимна?

Такое врагу не желаю.
Оставьте
прощальную медь!
Надежда болеет.
Мы знаем.
Но ей не дадим умереть.

Беглянка

Ты себя у меня украла
и сбежала легко и смело.
Для тебя меня стало мало:
был я песней, но без припева.

А тебе захотелось выси,
а еще глубины безмерной…
И мои спотыкались мысли
о твою неземную веру.

Стал далек от меня твой берег-
неприступным, чужим, скалистым…
И шалить чаще стали нервы,
когда падали ржавые листья.

Заметелит судьба, завьюжит, —
ты вернешься к открытым ставням,
понимая, не будет хуже,
но и лучше, увы, не станет.

Вспомнишь с грустью шальное лето,
что бездарно и зря пропела…
Если в доме не будет света,
значит, сердце перегорело.

Вопрос

А ты бы мог стране
больной и бедной
снять и отдать
последнюю рубаху,
при этом на ветру
остаться голым,
зато уверенным:
отдал последний долг?
Не знаю я, как ты,
а я бы смог.

Разные мысли

Плачут со слезами на глазах
чувственные люди и влюбленные.
Не стреляет в радугу гроза —
радует людей ее краса –
Ну, а слезы – они все соленые.

                    ***

Кто мог подумать,
что придет пора
в родном краю.
пополнить список лишних?
Обещанный правителями рай
вдруг оказался нищим.

Счастливый дар

Богом послан мне счастливый дар —
если быть точней – первооснова, —
чтоб всегда умел держать удар
и покорно дело шло за словом.

А еще авансом дал перо —
индикатор разума и сердца, —
прославляя, умножать добро,
и клеймить двуликих иноверцев.

Главное – он мне послал тебя.
Ты – моя звезда и путь мой Млечный!
Голуби выводят голубят,
чтоб цвели Весна, Любовь и Вечность.

Река жизни

Я так долго тебя искал! —
в реке жизни цвела вода,
Я упорно верил всегда,
что как сон, исчезнет тоска.

Сто проверок прошел в пути,
и к чужим подходил дверям.
Я так много в жизни терял,
чтобы только тебя найти.

Я сегодня счастливее всех –
ты со мною. Рука в руке…
Стала звонкой вода в реке,
и похожей на детский смех.

С первого взгляда

Я увидел тебя во сне,
и ты мне понравилась очень…
Я проснулся. Пушистый снег
примерял пуховик на осень.

А она капризной была,
как особи женского рода.
И, конечно, ждала тепла
от всегда капризной погоды.

А потом я встретил тебя.
Не во сне. Наяву. Воочию.
В белой шубке от декабря
ты была красивою очень.

Я не знал, что тебе сказать,
не нашелся, чудак отпетый…
Но прочел я в её глазах
на свои вопросы – ответы.

В четыре строки

Первый снег похож на белый дождь,
поседевший от своей гордыни.
Если долго бьет по сердцу ложь,
юноши становятся седыми.

                    ***

Ждут не овации, а рифм
кто не как все,
Пусть чаще бит судьбой.
Но станет слово сочной рифмой,
а звуки – нотною строкой.

                    ***

Если я попаду чудом в рай,
как любой, буду этому рад.
Не сердись. И меня не ругай,
если ляпну я что невпопад
и меня отфутболят в ад.

Вместо рубаи

Благословен непожелавший власти:
его минуют беды и напасти.
А кто по трупам шел
и восклицал: «Как круто!»
тот непременно скоро станет трупом.
Каким по сути – это и не важно,
но лучше прочих – навсегда бумажных.
Коль я не прав,
пусть время нас рассудит,
теряя трон, не потеряй рассудок.

Обжигаюсь

На сказке обжигаюсь в сотый раз.
Отчаяньем нельзя платить за щедрость.
Но как прожить мне
без твоих зеленых глаз –
не знаю до сих пор я,
как и прежде.

Подкова

Шел в Раздоловку, –
путь знакомый.
За оврагом
лошади ржали.
Вдруг споткнулся я
о подкову,
что в пыли
сиротой лежала.
Принесет ли
подкова счастье? –
Я не знаю.
Никто не знает…
Что же сердце
стучит так часто?

Это где-то лошадь
хромает…

Мне бы только спокойного неба

Откажусь
и от зрелищ, и хлеба,
от своей
невиновной вины…
Мне бы только
спокойного неба
без страданий
и без войны.

Бог услышит
людей молитвы,
и, конечно,
он сделает так,
чтоб с врагами
мы были квиты,
и всегда
побеждали страх.

Взойдет много
и песен, и хлеба.
И нейтральной
не будет межи…
А церквушка
как белая лебедь,
призывает
к спасенью души.

В четыре строки

Допиши заветную страницу,
подтяни ослабшую струну.
Можно поглядеть на заграницу,
ну а видеть лишь свою страну.

             ***

Я не хотел, но стал ей безразличен.
Опали крылья, а душа поет.
Беда нас поджидает, как добычу,
а женщина – она всегда спасет.

             ***

Нас поглотила житейская вьюга:
теряем надежных ребят…
Но если однажды забудешь друга,
то так же забудут тебя.

Больно

Что-то снова пошло не по плану,
если мысли остались черствыми.
С болью я разлюбил тюльпаны,
когда в небо взлетели черные.